ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава

Скоро обе повозки поравнялись. Кучер Орси замахнулся на Эцио хлыстом, но юноша вырвал у него хлыст. Выждав удачный момент, ассасин бросил поводья и перепрыгнул на крышу повозки Чекко. Лошадки же с его повозки взвились на дыбы, а потом обезумевшим вскачь помчались вперед и скрылись из виду.

– Убирайся! – заорал испуганный кучер. – Откуда ты ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава вообщем взялся на мою голову? Спятил ты, что ли?

Без хлыста ему было куда сложнее править лошадьми.

– Не валяй дурачины, Эцио! – кликнул Чекко из повозки. – Из этой переделки для тебя не выкарабкаться живым!

Кучер нарочно ехал зигзагами, пытаясь скинуть Эцио, но юный ассасин как будто прирос к крыше ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава повозки. Впереди показалась заброшенная каменоломня, где добывали мрамор. Ухищрения кучера принесли оборотный итог: повозка опрокинулась набок. Кучер вылетел с козел и с размаху ударился о огромную груду мраморных плит. Бешеные лошадки, удерживаемые постромками, отчаянно лупили копытами, кроша мрамор. Аудиторе ловко спрыгнул и выхватил клинок, приготовившись к схватке с грабителем ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава Яблока. Длительно ожидать не пришлось: Чекко выкарабкался из опрокинутой повозки с перекошенным от злобы лицом.

– Отдай мне Яблоко, Чекко! – востребовал Эцио. – Игра закончена.

– Кретин! Она завершится с твоей гибелью!

Чекко замахнулся клинком на собственного противника, и здесь же один за одним посыпались удары с обеих сторон. Драться приходилось на самом ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава краю обрыва.

– Снова повторяю: отдай мне Яблоко – и я оставлю тебя в живых. Ты даже не представляешь, каким могуществом оно обладает!

– Для тебя его не видать! А когда оно окажется у нашего магистра, он получит беспредельную власть. И мы с Лодовико тоже получим свою долю.

– Лодовико ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава мертв. И неуж-то ты думаешь, что владелец оставит тебя в живых, когда надобность в твоей помощи отпадет? Ты и так очень много знаешь!

– Ты убил моего брата? Тогда вот для тебя, получай! За Лодовико! – кликнул Чекко, бросаясь на Эцио.

Он стукнул ассасина в левую руку, но железный наруч ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава отразил удар. Младший Орси оторопел, но только на мгновение. Он стукнул по правой руке – рана оказалась довольно глубочайшей, и Эцио выронил клинок.

Чекко осипло засмеялся, предвкушая скорую победу. Острие его клинка было нацелено в гортань противнику.

– Молить о пощаде никчемно, – заявил Орси. – Ты достоин только погибели.

Он отвел руку ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, готовясь нанести смертельный удар. В этот момент раздался тихий щелчок. Взмахнув двулезвийным клинком, Эцио всадил оба лезвия в грудь собственного противника.

Минутку либо две Чекко не осознавал, что вышло. Он смотрел на кровь, оставлявшую красноватые всплески на белоснежной мраморной крошке дороги. Позже выронил клинок и упал рядом с Эцио, схватившись ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава за ногу противника. Юный ассасин наклонился к нему.

– Ты опять забрал наше сокровище, – шепнул Чекко с кривой ухмылкой на губках.

Кровь вовсю хлестала из его раны, а совместно с кровью уходила жизнь младшего Орси.

– Неуж-то оно стоило стольких жизней? – спросил Эцио.

Чекко засмеялся, а может, закашлялся. На ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава его губках выступила кровь.

– Яблоко – страшная игрушка. Не думай, что оно длительно пробудет в твоих руках. – Он дышал с огромным трудом. – Я умираю сейчас, но завтра умрешь ты…

Глаза утратили сияние и закатились. Лицо застыло. Тело обмякло.

– Это мы еще поглядим, мой друг, – произнес покойнику Эцио. – Покойся с миром ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава.

Сам он ощущал себя прескверно. Голова болела и кружилась. Рана на правой руке продолжала кровоточить. Аудиторе принудил себя подойти к опрокинутой повозке. Он успокоил лошадок, обрезав постромки. Забравшись в повозку, стремительно отыскал драгоценную шкатулку. Открыв ее и убедившись, что Яблоко на месте, Эцио плотно закрыл крышку и взял шкатулку в левую руку ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава.

Лошадки с повозки, на которой ассасин преследовал грабителя, не успели далековато ускакать. Они бродили, пощипывая жесткую травку. Эцио смотрел на их, прикидывая, сможет ли забраться на лошадиную спину и проехать хотя бы часть пути до Форли. Как-то там Никколо и Катерина? Аудиторе задумывался, что выслеживание Чекко ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава займет у него меньше времени. Но главное, он возвратил Яблоко ордену ассасинов. А то, что возвращение оказалось настолько сложным… он и не рассчитывал на легкую победу. Во всяком случае, время потрачено не зря.

Эцио опять поглядел на лошадок. Приостановил выбор на коренном. Из всей четверки он показался юному ассасину более крепким ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава.

Держа шкатулку под мышкой, Аудиторе взялся левой рукою за гриву и попробовал подтянуться, так как ни седла, ни стремян у лошадки не было. Его зашатало, и он сообразил, что сейчас никуда не поедет. Он растерял очень много крови. Потому перво-наперво следовало перевязать раны, а позже уже мыслить ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава обо всем остальном. Но до того как заняться раной, Эцио привязал избранную лошадка к дереву. Разорвав рубаху Чекко на лоскутки, перевязал рану. Тело убитого оттащил подальше от дороги и упрятал посреди мраморных плит. Если кто-то поедет мимо и не будет особо приглядываться, решит, что повозка налетела ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава на глыбу мрамора и опрокинулась. Но время двигалось к вечеру, а в мгле по горным дорогам ездить было небезопасно.

Все это унесло остатки его сил. «Даже мне необходимо время от времени отдыхать», – утомилось помыслил Эцио. Он сел в тени дерева, слушая, как пасущаяся лошадка мягко перебирает копытами. Шкатулка стояла рядом ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава с ним. Юный ассасин снова огляделся по сторонам. Места были не из числа тех, где можно задерживаться навечно. Но веки Аудиторе уже отяжелели. Глаза закрылись сами собой. Эцио уснул, не заметив неразговорчивого наблюдающего, который смотрел за ним с придорожного холмика, прячась за деревом.

Когда юный ассасин пробудился, было ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава уже мрачно. На небе светила мерклая луна, но ее света хватило, чтоб различить людскую фигуру, двигавшуюся неслышно, как будто призрак.

Острая боль в правой руке стала тупой. Эцио желал встать, как вдруг увидел, что левая рука придавлена томным кусочком мрамора, который кто-то принес из каменоломни. Тогда юный ассасин попробовал встать ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, да и это у него не вышло. Вспомнив о Яблоке, он повернул голову туда, где лежала шкатулка.

Но ее не было.

Незнакомец, одетый в темный cappa[154]и белоснежную сутану доминиканского монаха, увидел, что Эцио пробудился. Повернувшись к нему, незнакомец передвинул осколок, еще посильнее придавив левую руку юного убийцы. Руки монаха ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава двигались стремительно. На одной недоставало пальца.

– Постой! – кликнул Аудиторе. – Кто ты? Что ты делаешь?

Монах не отвечал. Позже он наклонился и поднял шкатулку.

– Не трогай ее! Делай что хочешь, только не…

Но монах уже открыл крышку. Изнутри вырвался яркий свет, как будто там было спрятано малеханькое солнце.

Эцио показалось ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, что монах удовлетворенно вздохнул. Позже юноша опять провалился в сон.

Когда он проснулся, было утро. Все лошадки пропали. Сон отчасти вернул его силы. Левая рука оставалась придавленной осколком мрамора, но стоило ею пошевелить, и осколок немножко приподнимался. Оглядевшись вокруг, Эцио увидел довольно толстую ветку. Наверняка, ее сломало ветром, при ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава этом совершенно не так давно. Листья на ветке еще не успели пожухнуть. Стиснув зубы, юный ассасин схватил ветку и подсунул под осколок. Правая рука сразу отозвалась острой болью. Рана опять стала кровоточить. Аудиторе еще поглубже протолкнул ветку под мраморный осколок и надавил на нее как на ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава рычаг. В мозгу вспыхнуло изречение, которое Эцио когда-то учил в школе: «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю»… Он еще посильнее нажал на рычаг. Осколок чуток шевельнулся, но здесь силы оставили ассасина, и плита опять прижала ему левую ладонь. Он лег, стараясь медлительно дышать. Позже сделал еще одну попытку.

От ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава третьей пробы у него заныло все тело. Казалось, жилы в раненой правой руке вот-вот оборвутся. Но Эцио приналег на импровизированный рычаг с таковой решимостью, как будто это был вопрос жизни и погибели… В некий момент окаянный осколок приподнялся, перевернулся и откатился в сторону.

Тяжело дыша ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, юный ассасин сел. Левая рука болела, но все кости были целы.

Почему загадочный монах просто не убил его, пока он спал? Наверняка, не желал брать грех на душу. Пока было ясно одно: доминиканец и шкатулка с Яблоком пропали в неведомом направлении.

Поднявшись на ноги, Эцио кое-как добрался до ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава ручья, текшего недалеко. Там он скупо напился, потом помыл и поновой перевязал рану. Находить лошадок было никчемно, и юный Аудиторе пошел пешком, держа путь на восток, в сторону Форли.

Он шел некоторое количество дней. В конце концов вдали показались городские башни. К этому времени Эцио ощущал себя выжатым до ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава последней капли. Дело, которому он служил безустанно, забрало все его силы. Постигшая беда омрачала душу. Никогда еще ему не было так сиротливо. За деньки пути он много задумывался о Кристине и о том, как сложилась бы его жизнь, не возьми он на себя этот крест. Но Эцио уже не мог поменять свою ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава жизнь. И как он сообразил на данный момент, не желал.

В конце концов он подошел к мосту около южных ворот. На парапетах стояли караульные. Тут страшное измождение в конце концов победило его, и Эцио свалился, утратив сознание.

Очнувшись, он увидел, что лежит не на земле, а ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава на кровати, укрытый идеально незапятнанным одеялом. Кровать стояла на солнечной террасе, стенки которой были густо увиты плющом. Чья-то холодная рука задела его лба и поднесла к губам кружку с водой.

– Эцио! Слава богу, вы очнулись! Как вы себя чувствуете? Что с вами приключилось? – засыпала его вопросами Катерина.

– Я… я не ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава знаю…

– Вас увидели караульные на парапетах. Отправили за мной. Даже не представляю, сколько дней вы провели в пути, да еще с таковой страшной раной.

Эцио натужил память:

– Кое-что напоминаю… Я смог отобрать шкатулку у Чекко… позже появился другой человек. Он забрал у меня Яблоко.

– Кто?

– Он ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава был в черном, как будто монах… Кажется… без 1-го пальца! – Эцио с трудом сел на кровати. – Как издавна я тут лежу? Мне необходимо ехать. Немедля! – Он попробовал встать, но руки и ноги были свинцовыми. Голова отчаянно закружилась, вынуждая его опять лечь. – Нужно же! Что этот монах сделал со мной?

– Эцио ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, на данный момент вы никуда не поедете, – произнесла Катерина, склоняясь над ним. – До того как возвратиться на поле боя, вам необходимо поправиться и окрепнуть. А вас ожидает длинный и нелегкий путь. Но не унывайте! Никколо возвратился во Флоренцию. Он будет зорко смотреть за положением дел. Не спят и другие ваши собратья ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава-ассасины. Так что позвольте для себя отдых…

Катерина поцеловала его поначалу в лоб, а позже в губки. 1-ый поцелуй был застенчивым, другие – все более смелыми.

– И если есть что-то, чем я могу… ускорить ваше излечение, скажите только слово.

Ее рука неприметно скользнула под одеяло и, пропутешествовав ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава там, тормознула в известном месте.

– Ой! – улыбнулась она. – Кажется, вам уже становится лучше.

– Катерина Сфорца, вы – потрясающая дама.

Она засмеялась:

– Tesoro, если б мне в один прекрасный момент вздумалось написать историю моей жизни, мир был бы потрясен до основания.

Эцио был сильным и крепким тридцатилетним мужиком. Он находился ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава в расцвете лет. К тому же выучка, пройденная им, еще более закалила его тело и нрав. Логично, что он поправлялся и ворачивал силы существенно резвее, чем большая часть его сверстников. Но правая рука, пострадавшая в поединке с Чекко, добивалась особенной заботы. Юный ассасин знал: чтоб возвратить ей прежнюю силу, придется беспощадно ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава упражняться, не давая для себя поблажки. Он больше не спорил с Катериной, проявлял терпение и старался с полезностью проводить каждый денек. Аудиторе обожал посиживать на террасе, погруженный в одно из сочинений Полициано. Но почаще он занимался на открытом воздухе, вспоминая Монтериджони и уроки дяди Марио.

Как-то днем ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, заглянув к нему, Катерина увидела Эцио готовым отправиться в путь. Слуга помогал ему надевать сапоги для езды.

– Означает, время настало? – спросила она, присаживаясь на кровать.

– Да. Больше откладывать собственный отъезд я не могу.

Катерина грустно вздохнула и молчком вышла, чтоб скоро возвратиться со свитком.

– Что ж, это должно было случиться ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава в какой-то момент. Лицезреет бог, дело твоей жизни важнее наших утех. Но я надеюсь, что мы опять свидимся, при этом достаточно скоро! – Она протянула Эцио свиток. – Это мой прощальный подарок.

– Что это?

– То, что для тебя обязательно понадобится.

Катерина развернула свиток. Эцио увидел довольно подробную карту Апеннинского ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава полуострова от Ломбардии до Калабрии. Юноша сразу направил внимание на крестики, проставленные красноватыми чернилами.

– Это и есть карта, о которой гласил Макиавелли? Карта твоего супруга…

– Моего покойного супруга, mio caro, – здесь же поправила его Катерина. – Пока ты странствовал, мы с Никколо сделали пару принципиальных открытий. Во-1-х, мы очень вовремя ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава… убрали Джироламо, так как он был близок к разгадке. А во-2-х, карта эта воистину не имеет цены. Даже завладев Яблоком, тамплиеры без нее все равно не смогут отыскать хранилище.

– Ты знаешь о существовании хранилища?

– Дорогой, время от времени ты бываешь таким доверчивым! Естественно, я знаю о хранилище ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава. – Ее тон стал более деловым. – Но чтоб вполне разоружить наших противников, ты должен возвратить Яблоко. Карта для тебя поможет окончить это величавое дело.

Их пальцы сами собой переплелись. Они смотрели друг на друга, не способен оторваться.

– Недалеко отсюда, в низинах, есть монастырь, – в конце концов произнесла Катерина. – Доминиканский. Их орден ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава носит темные плащи с капюшонами. Я бы начала оттуда.

Ее глаза увлажнились, и она отвернулась.

– А сейчас – поезжай! Найди нам этого чертова монаха!

Эцио улыбнулся:

– Катерина, я буду по для тебя скучать.

Она тоже улыбнулась (лучезарнее, чем то допускали приличия). В первый раз в жизни смелость покинула ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава ее.

– В этом я не сомневаюсь.

Монах, встретивший Эцио в низинах, был толстеньким и румяным, как большая часть его братьев, но хитрые глазки, огненно-рыжие волосы и акцент выдавали в нем иноземца. Эцио уже слышал таковой выговор у кондотьеров дяди Марио, ирландцев по происхождению.

– Да пребудут благословения Господа с вами, брат ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, – произнес монах.

– Grazie, padre.

– Меня зовут брат О’Каллахан.

– Могли бы вы мне посодействовать в одном деле?

– Для этого мы тут и существуем, брат. Правда, живем мы в трудные времена. Тяжело держать мысли ясными, когда в животике пусто.

– Вы желали сказать, в кошельке пусто?

– Вы меня некорректно осознаете, брат. Я ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава ни о чем вас не прошу. – Монах всплеснул руками. – Но Господь помогает щедрым.

Эцио протянул ему несколько флоринов:

– Если этого недостаточно…

Брат О’Каллахан задумался.

– Вы правильно поймали идея. Но Господь охотнее помогает более щедрым.

Эцио отсчитал еще несколько монет. Взгляд брата О’Каллахана просиял.

– Орден ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава по достоинству оценивает вашу щедрость, брат. – Монах сложил пухлые ручки на животике. – Так какое же дело привело вас в нашу умеренную обитель?

– Я ищу монаха, носящего темный плащ с капюшоном. У него на одной руке недостает пальца.

– Дайте поразмыслить… У брата Гвидо на ногах только девять пальцев. Вы убеждены, что ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава недоставало пальца конкретно на руке?

– Полностью.

– Еще есть брат Доменико, но у того вообщем отсутствует левая рука.

– Нет. Простите, но я точно уверен, что у этого монаха недоставало пальца на руке.

– На руке, на руке… – бурчал брат О’Каллахан, погруженный в раздумья. – Погодите! Помню я монаха в черном плаще. У него ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава вправду не хватало 1-го пальца… Да! Как я сходу не вспомнил? Я его лицезрел в нашей тосканской обители, когда мы в прошедший раз праздновали Денек святого Винченцо.

– Я отлично знаю ту обитель. Попробую расспросить там. Grazie.

– Ступайте с миром, брат.

– Я всегда ступаю только с миром ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава.

Эцио пересек горы и отправился на запад, в Тоскану. Путешествие было долгим и мучительным. Наступавшая осень делала деньки короче, а ночи – длиннее и холоднее. Чем поближе был юный ассасин к цели собственной поездки, тем тревожнее становилось у него на душе. Практически 10 годов назад конкретно тут он убил Стефано да Баньоне, секретаря ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава Якопо Пацци, 1-го из участников комплота против Лоренцо Медичи. Как оказывается, настоятель монастыря был очевидцем той экзекуции.

– Простите, – начал Эцио, – я желал спросить, не могли бы вы…

Но настоятель, узнав его, в страхе попятился и заорал:

– Взываю к нашим небесным покровителям – архангелам Уриилу, Рафаилу, Мише, Сариилу, Гавриилу и Рагуилу! Употребите ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава все ваше могущество и защитите нас! – Горящий взор настоятеля погрузился с небес на юного ассасина. – Изыди, нечестивый бес!

– В чем дело? – спросил оцепеневший Аудиторе.

– В чем дело?! Он еще спрашивает, в чем дело?! Ты убил брата Стефано тут, на священной земле!

Вокруг, стараясь держаться поодаль, собрались ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава встревоженные монахи. Лицезрев их, настоятель опять заорал:

– Он возвратился! Убийца монахов и священников опять тут!

Последние слова настоятель произнес громовым голосом и ринулся бежать. Братия последовала за ним.

Эцио ринулся вдогонку. Но, в отличие от настоятеля и монахов, он не знал плана монастыря. Скоро юный ассасин утомился от глупой беготни по каменным ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава коридорам и галереям и забрался на крышу, чтоб лучше оценить обстановку. Но это повергло братию в еще огромную панику, и они принялись орать что есть мочи:

– Он пришел! Он пришел! Вельзевул в нашем монастыре!

Пришлось слезть с крыши и возобновить погоню.

В конце концов Эцио их отыскал. Монахи ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава сгрудились во внутреннем дворике. Настоятель был весь влажный и тяжело дышал. Как нередко бывает, отчаяние придало этому человеку смелости.

– Изыди, бес! – выкрикнул настоятель, делая поворот к Эцио. – Оставь нас в покое! Мы грешим, но грехи наши несопоставимы с твоими!

– Выслушайте меня! – Аудиторе тоже утомился от беготни и ловил ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава воздух ртом. – Я всего только желаю кое о чем вас спросить.

– Мы не призывали бесов! И на тот свет пока не торопимся!

Эцио опустил руки ладонями вниз:

– Calma![155]Прошу вас. Я не причиню вам зла!

Но настоятель не слушал. Закатив глаза к небу, он опять запричитал:

– Бог мой, Боже милосердный ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, для чего Ты меня покинул? Я еще не готов войти в сонм ангелов Твоих!

Настоятель собрался было вновь спасаться бегством, но Эцио сбил его с ног и сам свалился вкупе с ним. Потом оба встали, отряхивая пыль со собственной одежки. Монахи молчком глазели на необычную парочку.

– Не бегайте от меня ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, прошу! – взмолился Эцио.

– Нет! Помилосердствуйте! Я не желаю дохнуть!

Кропотливо подбирая слова, юный ассасин произнес:

– Выслушайте меня, отец настоятель. Я убиваю только тех, кто убивает других. А ваш брат Стефано был убийцей. Практически 10 годов назад он пробовал уничтожить барона Лоренцо. – Аудиторе помолчал, глотая воздух. – Я уверен, что вы, отец ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава настоятель, не убийца.

Эти слова малость успокоили настоятеля, но его глаза все так же подозрительно смотрели на Эцио.

– Так что вам от меня нужно? – в конце концов спросил монах.

– Отлично. А сейчас послушайте меня. Я разыскиваю 1-го человека. На нем было облачение доминиканца, а на одной ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава руке не хватало пальца.

Вопрос снова заставил задуматься настоятеля.

– Гласите, пальца не хватало? Как у фра Савонаролы?

– Савонарола? – переспросил Эцио. – Кто он таковой? Вы его понимаете?

– Знал когда-то, синьор. Он был одним из нас… какое-то время.

– А позже?

Настоятель пожал плечами:

– Вероятнее всего, отправился в горы, чтоб вести ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава отшельническую жизнь. Монастырский распорядок ему… не годился.

– Похоже, что и отшельническая жизнь ему наскучила. Вы понимаете, куда еще он мог отправиться, не считая гор?

– Дайте поразмыслить… – Настоятель сморщил лоб, что-то припоминая. – Если он решил закончить отшельничество, то, вероятнее всего, возвратился во Флоренцию. Он там обучался при церкви Санта ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава-Мария дель Кармине. Поспрашивайте там.

– Спасибо вам, святой отец, – облегченно вздохнул Эцио. – Благослови вас Бог.

Юный ассасин и не задумывался, что поиски приведут его в родной город, где он так издавна не был. Столько мемуаров… но усилием воли Эцио приостановил их поток. Происшествия добивались, чтоб о его возвращении никто ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава не знал. Ему нельзя было видеться даже со старенькыми друзьями и союзниками, чтоб не спугнуть противников.

Если город смотрелся полностью размеренным, то церковь, к которой направлялся Аудиторе, кипела, как потревоженный улей. У него на очах оттуда выскочил перепуганный монах. Эцио преградил ему путь:

– Постойте, брат. Кто вас так испугал ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава?

– Не вздумайте заходить в церковь, друг мой, – шепнул монах, смотря округлившимися от кошмара очами, – если вам дорога ваша жизнь!

– А почему? Что там происходит?

– Нашу церковь захватили бойцы из Рима. Разогнали всех наших братьев, пристают с какими-то глупыми вопросами. Без конца требуют, чтоб мы дали им фрукты.

– Какие фрукты?

– Яблоки ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава!

– Яблоки? Diavolo! Родриго снова меня обскакал! – пробормотал Эцио.

– Бойцы поволокли 1-го нашего брата-кармелита на задний двор! Думаю, они собрались его уничтожить!

– Кармелита? Так вы не доминиканцы?

Оставив монаха, юный ассасин бесшумно, как мангуст, готовящийся к поединку с коброй, двинулся повдоль наружных стенок церкви. Достигнув церковного ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава сада на заднем дворе, он перебрался на крышу. То, что творилось понизу, принудило похолодеть даже его, привыкшего созидать изымательства над людьми. Несколько боец Борджиа избивали высочайшего монаха. С виду тому было лет 30 5.

– Гласи! – добивался их командир. – Гласи, по другому отделаем тебя так, что пожалеешь о собственном возникновении на свет. Где Яблоко ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава?

– Сжальтесь! Я ничего не знаю. Я не знаю, о каком яблоке вы гласите!

Командир склонился к монаху:

– Признавайся! Тебя зовут Савонарола?

– Да. Я же вам произнес!

– Тогда отвечай нам, и мы тебя пощадим. Где это чертово Яблоко?

Монах молчал. Тогда командир стукнул его ногой в пах – злосчастный взвыл от ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава боли и скрючился.

– Для тебя это хозяйство все равно ни к чему! – загоготали бойцы.

Эцио с опаской следил за изымательствами над монахом. Если этот злосчастный вправду Савонарола, головорезы Борджиа, не добившись от него ответа, просто его уничтожат. Такового финала юный Аудиторе допустить не мог. Он и сам ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава не питал симпатий к Савонароле, но тот оставался единственной ниточкой, связывающей его с Яблоком.

– Неуж-то для тебя не надоело нам лгать? – зашел с другого бока командир. – Моему владельцу очень не понравится, когда он выяснит, что я забил тебя до погибели. Хочешь, чтоб у меня были проблемы?

– У меня нет ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава никакого яблока, – всхлипывал монах. – Я обычный кроткий монах. Пожалуйста, отпустите меня!

– Обычный кроткий монах? Так я для тебя и поверил!

– Я вправду ничего не знаю! – жалобно заорал монах.

Командир опять стукнул его в пах.

– Если хочешь, чтоб я не стал тебя избивать, гласи правду, брат Джироламо… Савонарола!

Монах ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава закусил окровавленную губу, но с прежним упорством ответил:

– Я произнес вам все, что знаю!

Командир стукнул его в 3-ий раз, после этого кивнул бойцам. Те схватили монаха за ноги и поволокли по каменистой земле. Голова Савонаролы содрогалась, ударяясь об очередной камень. Монах звучно орал, пытаясь сопротивляться.

– Ну что, еще недостаточно намучился ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, abominato?[156]– спросил командир и наклонился над монахом. – Что, не терпится поскорее повстречаться с Творцом? Похоже что так, по другому ты бы не злил нас своим упрямым враньем.

– Я – обычной монах, – всхлипывал кармелит. Эцио на уровне мыслей отметил, что его сутана по цвету и покрою не отличается от ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава доминиканской. – У меня вообщем нет никаких фруктов! Умоляю вас…

Бойцы продолжили лупить монаха в одно и то же место, и тело злосчастного крючилось от боли и унижения.

Юный ассасин решил, что с него хватит. Неслышно, как и подобает призраку возмездия, он спрыгнул и пустил в ход оба собственных клинка ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, один из которых впрыскивал яд. Не прошло и минутки, как он уложил всех головорезов Борджиа. Кто-то погиб сходу, кто-то еще крючился в муках, схожих на те, что совершенно не так давно испытывал монах, который с рыданиями обхватил колени собственного освободителя.

– Благодарю, благодарю, спасатель!

– Успокойтесь, брат, – произнес Эцио ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, поглаживая его по голове.

Аудиторе поглядел на левую, потом на правую руку монаха. Все пальцы были целы.

– Так у вас… 10 пальцев, – разочарованно протянул юный ассасин.

– Да! – воскрикнул монах. – У меня 10 пальцев. И я не знаю ни про какие яблоки, не считая тех, что по четвергам нам привозят с рынка ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава! – Он встал, отряхивая пыль с сутаны. – Боже милосердный, неуж-то Для тебя угодно, чтоб мир сошел с мозга?

– Кто вы? Почему они вас схватили? – спросил Эцио.

– Они узнали, что моя фамилия – Савонарола. Но разве я мог выдать брата этим душителям?

– Вы понимаете, почему они его разыскивают?

– Я ничего не знаю ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава! Он – таковой же монах, как и я. Только он избрал орден доминиканцев, отличающийся более серьезными правилами. Но…

– У него недостает 1-го пальца?

– Да. Но как могли…

В очах монаха что-то вспыхнуло.

– Что за человек Джироламо Савонарола? – допытывался Эцио.

– Мой двоюродный брат – человек набожный. Служитель Господа. А кем, позвольте спросить ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, являетесь вы, чтобы я знал, кого мне поминать в собственных молитвах?

– Я… у меня нет имени, – ответил Аудиторе. – Но сделайте одолжение, назовите мне свое.

– Фра Марчелло Савонарола, – тоном человека, привыкшего подчиняться, ответил монах.

В мозгу Эцио лихорадочно неслись мысли.

– Где на данный момент может находиться Джироламо? – спросил он ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава.

Чувствовалось, фра Марчелло решал, не будет ли произнесенная правда сделкой с совестью.

– Мой брат всегда имел… свои мнения на служение Богу. Это правда… Он открыто проповедовал эти мнения… Может быть, вы отыщите его в Венеции.

– Что он там делает?

Марчелло выпрямил плечи:

– Я считаю… Джироламо выбрал неправильный путь. Он угрожает людям ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава адскими муками. Утверждает, что лицезреет будущее. – Глаза Марчелло, распухшие от слез, были полны духовной боли. – Но по-моему, он безрассуден и заражает своим безумием других!

Эцио ощущал, что издержал очень много времени и сил на поиски, казавшиеся ему бесплодными. Поиски Савонаролы были равнозначны погоне за блуждающим огоньком ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава, химерой либо своим хвостом. Но несмотря на его чувства, поиски должны были длиться – безустанно и неумолимо. У этого служителя Господа недоставало 1-го пальца, но зато он обладал Яблоком. Савонарола и представить для себя не мог бескрайнее могущество, которое давал этот старый артефакт. Все усугублялось тем, что Яблоко находилось в руках религиозного ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава фанатика, еще больше непредсказуемого, чем сам Величавый магистр Родриго Борджиа.

Эцио приплыл в Венецию на равеннском галеоне. Его встречала Теодора.

В 1492 году Венеция как и раньше находилась под правлением достаточно добросовестного и справедливого дожа Агостино Барбариго. Город бурлил, обсуждая последнюю новость. Некоторый генуэзский мореход по имени Христоффа Коромбо ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава вознамерился переплыть океан в поисках нового пути в Индию. На снаряжение экспедиции требовались средства, и сначала он обратился за помощью к Венеции, которая отвергла его затею как безрассудную и разорительную. Зато испанцы отнеслись к замыслам Христоффы серьезно и ссудили его средствами. Сейчас корабли готовились к отплытию. Венецианцы чесали в затылке ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава и спрашивали друг дружку: неуж-то у Венеции не нашлось бы средств на снаряжение кораблей? Можно сколько угодно именовать затею Коромбо сумасшедшей, но вдруг он и впрямь отыщет морской путь в Индию? Тогда Европа закончит зависеть от прежнего пути по суше, перегороженного на данный момент оттоманскими турками.

Эцио слушал ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава Теодору вполуха. Его не тревожили чужие политические и торговые интересы. Мозг был занят совершенно другими идеями.

– Мы получили твои сведения, – произнесла Теодора. – Но ты уверен в их?

– Это единственная зацепка, которая у меня есть. По-моему, сведения полностью достоверные. Яблоко находится в руках Савонаролы. Слышал, он проповедует ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава адские муки, огнь и погибель. Все это в скором времени должно обвалиться на род человечий.

– Я это слышала своими ушами, – произнесла Теодора.

– Так для тебя понятно, где его можно отыскать?

– Нет. Я слышала проповедь человека, которого именуют Вестником. Он собирает толпы в той части городка, где живут ремесленники, и угрожает ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава людям всеми страхами, о которых ты упомянул. Может быть, он – ученик того монаха. А сейчас идем. Думаю, ты остановишься у меня. Так будет удобнее в почти всех отношениях. Передохнешь с дороги, и позже мы пойдем туда, где проповедует Вестник.

Людям образованным и адекватномыслящим, к числу которых принадлежали ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава Эцио с Теодорой, было понятно, почему проповеди об адских мучениях начинают захватывать все большее число мозгов. Близился 1500 год, после которого начнется 2-ая половина тысячелетия. Многие верили, что наступит конец света и состоится 2-ое пришествие Христа. «Когда же приидет Отпрыск Человечий во славе Собственной и все святые Ангелы с Ним, тогда ASSASSIN’S CREED: RENAISSANCE 20 глава сядет на престоле славы Собственной, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую»[157].

Ужасный трибунал, описанный в Евангелии от Матфея, занимал воображение очень и очень многих.


assortiment-blyud-shkolnih-stolovih.html
assortiment-ego-harakteristiki-formirovanie-assortimentnoj-politiki-osnovnie-assortimentnie-strategii.html
assortiment-i-innovacionnie-sorta.html